عن عبد الله بن كعب بن مالك، وكان قائدَ كعب - رضي الله عنه - من بنيه حين عمي، قال: سمعت كعب بن مالك - رضي الله عنه - يحدث بحديثه حين تَخَلَّفَ عن رسول الله - صلى الله عليه وسلم - في غزوة تبوك. قال كعب: لم أتَخَلَّفْ عن رسول الله - صلى الله عليه وسلم - في غزوةٍ غَزَاهَا قَطُّ إلا في غزوة تبوك، غير أني قد تخلفت في غزوةِ بدرٍ، ولم يُعَاتَبْ أحدًا تخلف عنه؛ إنما خرج رسول الله - صلى الله عليه وسلم - والمسلمون يريدون عِيرَ قُرَيْشٍ حتى جمع الله تعالى بينهم وبين عدوهم على غير ميعاد. ولقد شهدت مع رسول الله - صلى الله عليه وسلم - ليلة العقبة حين تَوَاثَقْنَا على الإسلام، وما أُحِبُّ أَنَّ لي بها مَشْهَدَ بَدْرٍ، وإن كانت بدرٌ أذكرَ في الناس منها. وكان من خبري حين تخلفت عن رسول الله - صلى الله عليه وسلم - في غزوة تبوك أني لم أكن قط أَقْوَى ولا أَيْسَرَ مني حين تخلفت عنه في تلك الغزوة، والله ما جمعت قبلها راحلتين قط حتى جمعتهما في تلك الغزوة ولم يكن رسول الله - صلى الله عليه وسلم - يريد غزوة إلا وَرَّى بغيرها حتى كانت تلك الغزوة، فغزاها رسول الله - صلى الله عليه وسلم - في حَرٍّ شديد، واستقبل سفرا بعيدا ومَفازا، واستقبل عددا كثيرا، فجَلَّى للمسلمين أمرهم ليتَأهَّبُوا أُهْبَةَ غزوهم فأخبرهم بوجههم الذي يريد، والمسلمون مع رسول الله كثير ولا يجمعهم كتاب حافظ «يريد بذلك الديوان». قال كعب: فقل رجل يريد أن يَتَغَيَّبَ إلا ظَنَّ أن ذلك سيخفى له ما لم ينزل فيه وحي من الله، وغزا رسول الله - صلى الله عليه وسلم - تلك الغزوة حين طابت الثمار والظلال، فأنا إليها أَصْعَرُ، فتجهز رسول الله - صلى الله عليه وسلم - والمسلمون معه وطَفِقْتُ أغدو لكي أتجهز معه،لم يقدر ذلك لي، فطفقت إذا خرجت في الناس بعد خروج رسول الله - صلى الله عليه وسلم - يَحْزُنُنِي أني لا أرى لي أُسْوَةً، إلا رجلا مَغْمُوصًا عليه في النفاق، أو رجلا ممن عَذَرَ الله تعالى من الضعفاء، ولم يذكرني رسول الله - صلى الله عليه وسلم - حتى بلغ تبوك، فقال وهو جالس في القوم بتبوك: «ما فعل كعب بن مالك؟» فقال رجل من بني سَلِمَةَ: يا رسول الله، حبسه بُرْدَاهُ والنظر في عِطْفَيْهِ. فقال له معاذ بن جبل - رضي الله عنه: بئس ما قلت! والله يا رسول الله ما علمنا عليه إلا خيرا، فسكت رسول الله - صلى الله عليه وسلم. فبينا هو على ذلك رأى رجلا مُبَيِّضًا يزولُ به السَّرَابُ، فقال رسول الله - صلى الله عليه وسلم: «كن أبا خيثمة»، فإذا هو أبو خيثمة الأنصاري وهو الذي تصدق بصاع التمر حين لَمَزَهُ المنافقون. قال كعب: فلما بلغني أن رسول الله - صلى الله عليه وسلم - قد توجه قافلًا من تبوك حضرني بَثِّي، فطَفِقْتُ أتذكرُ الكذبَ وأقول: بم أخرج من سخطه غدا؟ وأستعين على ذلك بكل ذي رأي من أهلي، فلما قيل: إن رسول الله - صلى الله عليه وسلم - قد أظل قادما، زاح عني الباطل حتى عرفت أني لن أنجو منه بشيء أبدا، فأجمعتُ صِدْقَهُ وأصبح رسول الله - صلى الله عليه وسلم - قادما، وكان إذا قدم من سفر بدأ بالمسجد فركع فيه ركعتين ثم جلس للناس، فلما فعل ذلك جاءه المُخَلَّفُونَ يعتذرون إليه ويحلفون له، وكانوا بضعا وثمانين رجلا، فقبل منهم علانيتهم وبايعهم واستغفر لهم وَوَكَلَ سَرَائِرَهُم إلى الله تعالى، حتى جئت، فلما سلمت تَبَسَّمَ تَبَسُّمَ المغضب. ثم قال: «تعالَ»، فجئت أمشي حتى جلست بين يديه، فقال لي: «ما خلفك؟ ألم تكن قد ابْتَعْتَ ظَهْرَكَ؟» قال: قلت: يا رسول الله، إني والله لو جلستُ عندَ غيرِك من أهل الدنيا لرأيتُ أني سأخرج من سخطه بعذر؛ لقد أُعْطِيتُ جَدَلًا، ولكني واللهِ لقد علمتُ لئن حدثتك اليوم حديث كذب ترضى به عني لَيُوشِكَنَّ اللهُ أن يُسْخِطَكَ عَلَيَّ، وإن حَدَّثْتُكَ حديث صدق تَجِدُ عَلَيَّ فيه إني لأرجو فيه عُقْبَى اللهِ - عز وجل - والله ما كان لي من عُذْرٍ، والله ما كنت قط أقوى ولا أيسر مني حين تخلفت عنك. قال: فقال رسول الله - صلى الله عليه وسلم: «أما هذا فقد صدق، فَقُمْ حتى يقضي الله فيك». وسار رجال من بني سلمة فاتبعوني فقالوا لي: والله ما علمناك أذنبتَ ذنبا قبل هذا لقد عَجَزْتَ في أن لا تكون اعتذرت إلى رسول الله - صلى الله عليه وسلم - بما اعتذر إليه المخلفون، فقد كان كافيك ذنبك استغفار رسول الله - صلى الله عليه وسلم - لك. قال: فوالله ما زالوا يُؤَنِّبُونَنِي حتى أردت أن أرجع إلى رسول الله - صلى الله عليه وسلم - فأُكَذِّبَ نفسي، ثم قلت لهم: هل لقي هذا معي من أحد؟ قالوا: نعم، لقيه معك رجلان قالا مثل ما قلت، وقيل لهما مثل ما قيل لك، قال: قلت: من هما؟ قالوا: مُرَارَةُ بنُ الربيعِ العَمْرِي، وهلال بن أُمية الوَاقِفِي؟ قال: فذكروا لي رجلين صالحين قد شهدا بدرا فيهما أُسْوَةٌ، قال: فمضيت حين ذكروهما لي. ونهى رسول الله - صلى الله عليه وسلم - عن كلامنا أيها الثلاثة من بين من تخلف عنه، فاجتنبنا الناس - أو قال: تغيروا لنا - حتى تَنَكَّرَتْ لي في نفسي الأرضُ، فما هي بالأرض التي أعرف، فلبثنا على ذلك خمسين ليلة. فأما صاحباي فاستكانا وقعدا في بيوتهما يبكيان. وأما أنا فكنتُ أَشَبَّ القومِ وأَجْلَدَهُم فكنت أخرج فأشهد الصلاة مع المسلمين، وأطوف في الأسواق ولا يكلمني أحد، وآتي رسول الله - صلى الله عليه وسلم - فأسلم عليه وهو في مجلسه بعد الصلاة، فأقول في نفسي: هل حرك شفتيه برد السلام أم لا؟ ثم أصلي قريبا منه وأُسَارِقُهُ النظرَ، فإذا أقبلت على صلاتي نظر إلي وإذا التفت نحوه أعرض عني، حتى إذا طال ذلك عَلَيَّ من جفوة المسلمين مشيت حتى تَسَوَّرْتُ جدار حائط أبي قتادة وهو ابن عمي وأحب الناس إلي، فسلمت عليه فوالله ما رد علي السلام، فقلت له: يا أبا قتادة، أَنْشُدُكَ بالله هل تعلمني أحب الله ورسوله - صلى الله عليه وسلم -؟ فسكت، فعدت فناشدته فسكت، فعدت فناشدته، فقال: الله ورسوله أعلم. ففاضت عيناي، وتوليت حتى تَسَوَّرْتُ الجدار، فبينا أنا أمشي في سوق المدينة إذا نَبَطِيٌ مِن نَبَطِ أهل الشام ممن قدم بالطعام يبيعه بالمدينة يقول: من يدل على كعب بن مالك؟ فطفق الناس يشيرون له إلي حتى جاءني فدفع إلي كتابا من ملك غسان، وكنت كاتبا. فقرأته فإذا فيه: أما بعد، فإنه قد بلغنا أن صاحبك قد جفاك ولم يجعلك الله بدار هَوَانٍ ولا مَضيَعَةٍ، فالْحَقْ بنا نُوَاسِكَ، فقلت حين قرأتها: وهذه أيضا من البلاء، فَتَيَمَّمْتُ بها التَّنُّورَ فَسَجَرْتُها، حتى إذا مضت أربعون من الخمسين واسْتَلْبَثَ الوحيُ إذا رسولُ رسولِ اللهِ - صلى الله عليه وسلم - يأتيني، فقال: إن رسول الله - صلى الله عليه وسلم - يأمرك أن تَعْتَزِلَ امرأتك، فقلت: أُطَلِّقُهَا أم ماذا أفعل؟ فقال: لا، بل اعْتَزِلْهَا فلا تَقْرَبَنَّهَا، وأرسل إلى صاحِبَيَّ بمثل ذلك. فقلت لامرأتي: الحقي بأهلك فكوني عندهم حتى يقضي الله في هذا الأمر. فجاءت امرأة هلال بن أمية رسول الله - صلى الله عليه وسلم - فقالت له: يا رسول الله، إن هلال بن أمية شيخ ضائع ليس له خادم، فهل تكره أن أخدمه؟ قال: «لا، ولكن لا يَقْرَبَنَّكِ» فقالت: إنه والله ما به من حركة إلى شيء، ووالله ما زال يبكي منذ كان من أمره ما كان إلى يومه هذا. فقال لي بعض أهلي: لو استأذنت رسول الله - صلى الله عليه وسلم - في امرأتك فقد أذن لامرأة هلال بن أمية أن تخدمه؟ فقلت: لا أستأذن فيها رسول الله - صلى الله عليه وسلم - وما يدريني ماذا يقول رسول الله - صلى الله عليه وسلم - إذا استأذنته، وأنا رجل شاب! فلبثت بذلك عشر ليال فكمل لنا خمسون ليلة من حين نُهِيَ عن كلامنا، ثم صليت صلاة الفجر صباح خمسين ليلة على ظهر بيت من بيوتنا، فبينا أنا جالس على الحال التي ذكر الله تعالى منا، قد ضاقت علي نفسي وضاقت علي الأرض بما رحبت، سمعت صوت صارخ أوفى على سَلْعٍ يقول بأعلى صوته: يا كعب بن مالك أبْشِرْ، فخررت ساجدا، وعرفت أنه قد جاء فرج. فآذَنَ رسولُ الله - صلى الله عليه وسلم - الناسَ بتوبة الله - عز وجل - علينا حين صلى صلاة الفجر فذهب الناس يبشروننا، فذهبَ قِبَلَ صَاحِبَيَّ مبشرون ورَكَضَ رجلٌ إليَّ فرسًا وسعى ساعٍ مِن أَسْلَمَ قِبَلِي، وأوفى على الجبل، فكان الصوتُ أسرعَ من الفرس، فلما جاءني الذي سمعت صوته يبشرني نزعت له ثَوْبَيَّ فكسوتهما إياه بِبِشَارَتِهِ، والله ما أملك غيرهما يومئذ، واستعرت ثوبين فلبستهما، وانطلقت أَتَأَمَّمُ رسول الله - صلى الله عليه وسلم - يَتَلَقَّاني الناس فوجا فوجا يُهنِّئونَني بالتوبة ويقولون لي: لِتَهْنِكَ توبة الله عليك. حتى دخلت المسجد فإذا رسول الله - صلى الله عليه وسلم - جالس حوله الناس، فقام طلحة بن عبيد الله - رضي الله عنه - يُهَرْوِلُ حتى صافحني وهَنَّأَنِي، والله ما قام رجل من المهاجرين غيره - فكان كعب لا ينساها لطلحة. قال كعب: فلما سلمت على رسول الله - صلى الله عليه وسلم - قال وهو يَبْرُقُ وَجْهُهُ من السرور: «أبشر بخير يوم مر عليك مذ ولدتك أمك» فقلت: أمن عندك يا رسول الله أم من عند الله؟ قال: «لا، بل من عند الله - عز وجل -»، وكان رسول الله - صلى الله عليه وسلم - إذا سُرَّ استنار وَجْهُهُ حتى كأن وَجْهَهَ قطعةُ قمر وكنا نعرف ذلك منه، فلما جلست بين يديه قلت: يا رسول الله، إن من توبتي أن أنْخَلِعَ من مالي صدقة إلى الله وإلى رسوله. فقال رسول الله - صلى الله عليه وسلم: «أمسك عليك بعض مالك فهو خير لك». فقلت: إني أمسك سهمي الذي بخيبر. وقلت: يا رسول الله، إن الله تعالى إنما أنجاني بالصدق، وإن من توبتي أن لا أحدث إلا صدقا ما بقيت، فوالله ما علمت أحدا من المسلمين أبلاه الله تعالى في صدق الحديث منذ ذكرت ذلك لرسول الله - صلى الله عليه وسلم - أحسن مما أبلاني الله تعالى، والله ما تعمدت كِذْبَةً منذ قلت ذلك لرسول الله - صلى الله عليه وسلم - إلى يومي هذا، وإني لأرجو أن يحفظني الله تعالى فيما بقي، قال: فأنزل الله تعالى: {لقد تاب الله على النبي والمهاجرين والأنصار الذين اتبعوه في ساعة العسرة} حتى بلغ: {إنه بهم رؤوف رحيم وعلى الثلاثة الذين خلفوا حتى إذا ضاقت عليهم الأرض بما رحبت} حتى بلغ: {اتقوا الله وكونوا مع الصادقين} [التوبة: 117 - 119] قال كعب: والله ما أنعم الله علي من نعمة قط بعد إذ هداني الله للإسلام أعظم في نفسي من صِدْقِي رسول الله - صلى الله عليه وسلم - أن لا أكون كَذَبْتُهُ، فأَهْلِكَ كما هَلَكَ الذين كذبوا؛ إن الله تعالى قال للذين كذبوا حين أنزل الوحي شر ما قال لأحد، فقال الله تعالى: {سيحلفون بالله لكم إذا انقلبتم إليهم لتعرضوا عنهم فأعرضوا عنهم إنهم رجس ومأواهم جهنم جزاء بما كانوا يكسبون يحلفون لكم لترضوا عنهم فإن ترضوا عنهم فإن الله لا يرضى عن القوم الفاسقين} [التوبة: 95 - 96] قال كعب: كنا خُلِّفْنَا أيها الثلاثةُ عن أمر أولئك الذين قبل منهم رسول الله - صلى الله عليه وسلم - حين حَلَفُوا له فبايعهم واستغفر لهم وأرجَأَ رسول الله - صلى الله عليه وسلم - أَمْرَنَا حتى قضى الله تعالى فيه بذلك. قال الله تعالى: {وعلى الثلاثة الذين خلفوا} وليس الذي ذكر مما خلفنا تخلفنا عن الغزو، وإنما هو تخليفه إيانا وإرجاؤه أمرنا عَمَّنْ حَلَفَ له واعتذر إليه فقبل منه. متفق عليه. وفي رواية: أن النبي - صلى الله عليه وسلم - خرج في غزوة تبوك يوم الخميس وكان يحب أن يخرج يوم الخميس. وفي رواية: وكان لا يقدم من سفر إلا نهارا في الضحى، فإذا قدم بدأ بالمسجد فصلى فيه ركعتين ثم جلس فيه.
[صحيح.] - [متفق عليه.]
المزيــد ...

‘Абдуллах, один из сыновей Каба ибн Малика, который был его поводырём, когда тот ослеп, передаёт историю уклонения Каба от участия в походе на Табук. Ка‘б ибн Малик (да будет доволен им Аллах) сказал: «Я не пропустил ни одного военного похода, в котором принимал участие Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), за исключением похода на Табук. Впрочем, я не был с ним и во время битвы при Бадре. Но тогда порицанию не подвергся никто из оставшихся, поскольку Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) выступил из Медины только для того, чтобы захватить торговый караван курайшитов, а Аллах свёл мусульман с их врагами, с которыми они сражаться не собирались. Кроме того, я был вместе с Посланником Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) в ночь ‘Акабы, когда мы дали клятву на верность ислам. И я бы не променял ‘Акабу на битву при Бадре, несмотря на то что битва при Бадре пользуется среди людей большей известностью. Что касается моей истории, то, поистине, никогда я не был столь силён и хорошо обеспечен, как в то время, когда я не пошёл с ним в этот поход. Клянусь Аллахом, до этого никогда не имел я двух верблюдиц, но ко времени этого похода они у меня были. Что же касается Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), то, желая выступить в поход против кого-либо, он обязательно скрывал свои истинные намерения и показывал, что намеревается предпринять что-то другое. Так было и на сей раз, и это продолжалось до тех пор, пока не настало время этого похода, в который Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) выступил в страшную жару и в котором его ждали дальний путь, безводная пустыня и многочисленный враг. Он разъяснил мусульманам цель похода, чтобы они могли подготовиться к нему, а потом объявил им, куда именно он хотел направиться, и с Посланником Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) было так много мусульман, что их очень трудно было сосчитать». Ка‘б cказал: «А если кто-либо не желал отправляться в поход, считая, что об этом никто не узнает, то это продолжалось лишь до тех пор, пока о таком человеке не ниспосылалось Откровение от Всевышнего Аллаха. Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) выступил в этот поход в то время, когда плоды уже созрели, а тень была приятной, и для меня они были желанны. Вместе с другими мусульманами он готовился к этому походу, а я начал выходить из дома по утрам, чтобы готовиться вместе с ними, однако это было мне не суждено. И, когда после отъезда Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) я появлялся среди людей, меня всегда огорчало то, что я не встречал никого, кроме тех, кого обвиняли в лицемерии, или же тех слабых, которых оправдал Всевышний Аллах. Что же касается Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), то он не вспоминал обо мне, пока не достиг Табука. Когда он уже находился там и сидел в окружении людей, он спросил: “А что делает Ка‘б?” Один человек из племени бану Сальма сказал: “О Посланник Аллаха, задержали его две его одежды и его самолюбие”. Тогда Му‘аз ибн Джабаль воскликнул: “Как плохо ты сказал! Клянусь Аллахом, о Посланник Аллаха, нам известно о нём только хорошее!” Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) ничего не сказал. Потом вдалеке появился силуэт человека в белой одежде, и Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: “Пусть это будет Абу Хайсама!” И это действительно оказался Абу Хайсама аль-Ансари, который пожертвовал са‘ фиников на подготовку войска к походу на Табук, и лицемеры посмеялись над ним из-за этого». Каб сказал: «Узнав о том, что он уже возвращается из Табука, я стал беспокоиться и придумывать ложные оправдания, говоря себе: “Как мне избежать его гнева завтра?” — и обращаясь за помощью в этом к каждому мудрому человеку из членов своей семьи. Когда же люди стали говорить, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) находится уже совсем близко от Медины, всё ложное ушло от меня, я понял, что мне ни за что не избежать его гнева с помощью лжи, и решил сказать правду. Утром Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) вернулся в Медину, а когда он возвращался из путешествия, он обычно прежде всего приходил в мечеть, совершал молитву в два рак‘ата, а потом некоторое время проводил там с людьми. После того как он сделал всё это, к нему явились оставшиеся в Медине люди, которые принялись оправдываться, подкрепляя свои оправдания клятвами. Таких набралось более восьмидесяти человек, и Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) принял их оправдания и клятвы, обратился к Аллаху с мольбой о том, чтобы Он простил их, и предоставил Всевышнему Аллаху судить об их сокровенных мыслях. А потом к нему подошёл я, и, когда я поприветствовал его, он улыбнулся улыбкой человека, скрывающего свой гнев, и сказал: “Подойди”. Тогда я подошёл ближе и сел перед ним, а он спросил: “Что заставило тебя остаться? Разве ты не купил верблюдов?” Я сказал: “Да. Клянусь Аллахом, о Посланник Аллаха, поистине, если бы сидел я сейчас перед любым другим человеком, то, очевидно, смог бы избежать его гнева с помощью ложных оправданий, ибо я наделён красноречием, но, клянусь Аллахом, я понял, что если сегодня я солгу тебе, а ты удовлетворишься этим, то Аллах всё равно сделает так, что уже скоро ты разгневаешься на меня. Если же я скажу тебе правду, ты разгневаешься на меня за это уже сейчас, но я надеюсь, что за это Всемогущий и Великий Аллах простит меня! Клянусь Аллахом, нет у меня никаких оправданий, и, клянусь Аллахом, когда я остался, был я силён и обеспечен как никогда!”» Каб сказал: «Тогда Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: “Что касается этого, то он сказал правду. Ступай же и жди, пока Аллах не примет о тебе решения”. После того как я поднялся со своего места, ко мне устремились люди из племени бану Салима, которые последовали за мной и стали говорить мне: “Клянёмся Аллахом, раньше мы не знали за тобой никаких грехов, но ты оказался не в состоянии оправдаться перед Посланником Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) так, как это сделали другие оставшиеся. А ведь для искупления твоего греха Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) достаточно было обратиться к Аллаху с мольбой о твоём прощении!”» Каб сказал: «И, клянусь Аллахом, они продолжали упрекать меня так сильно, что в конце концов мне захотелось вернуться к Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и сказать ему, что я говорил неправду. Потом я спросил их: “А случилось ли ещё с кем-нибудь то же, что и со мной?” Они сказали: “Да, ещё двое сказали то же, что говорил ты, и им было сказано то же самое, что сказали тебе”. Я спросил: “Кто же эти двое?” Они сказали: “Мурара ибн ар-Раби‘ аль-‘Амри и Хиляль ибн Умайя аль-Вакыфи”, назвав мне имена двух праведных людей, принимавших участие в битве при Бадре и служивших для меня примером. И после того как они назвали имена этих двоих, я решил ничего не менять. Что же касается Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), то из всех оставшихся в Медине он запретил людям разговаривать только с нами тремя. После этого люди стали сторониться нас, изменив своё отношение к нам, и даже земля стала для меня неузнаваемой, ибо это была не та земля, которую я знал прежде, и в подобном положении мы провели пятьдесят дней. Если говорить о двух моих товарищах, то они проявляли смирение, сидели у себя дома и плакали, а я был моложе и сильнее их и поэтому выходил из дома, принимал участие в молитвах вместе с другими мусульманами, ходил по рынкам, и никто не разговаривал со мной! Кроме того, я подходил к Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), приветствовал его, когда он сидел среди людей после молитвы, и спрашивал себя: “Пошевелил он губами в ответ на моё приветствие или нет?” А потом я молился рядом с ним, украдкой посматривая на него, и, когда я был занят молитвой, он смотрел на меня, когда же я поворачивался в его сторону, он отворачивался от меня. Однажды, после того как я провёл уже много времени, сталкиваясь с подобной отчуждённостью со стороны людей, я вышел из дома и дошёл до ограды сада моего двоюродного брата Абу Катады, которого я любил больше всех остальных людей. Забравшись на эту ограду, я обратился к нему с приветствием, но, клянусь Аллахом, он не ответил на моё приветствие! Тогда я сказал ему: “О Абу Катада, заклинаю тебя Аллахом, скажи, известно ли тебе о том, что я люблю Аллаха и Его Посланника?” Он промолчал, а я снова стал заклинать его Аллахом, однако он хранил молчание. Я ещё раз повторил свои слова, и на этот раз он сказал: “Аллах и Его Посланник знают об этом лучше!” Тогда мои глаза наполнились слезами, и я вернулся, снова перебравшись через ограду. А проходя по рынку Медины некоторое время спустя, я вдруг услышал, как один из крестьян Шама, которые были христианами и привозили в Медину продовольствие на продажу, говорит: “Кто отведёт меня к Ка‘бу ибн Малику?” И люди указывали ему на меня до тех пор, пока, подойдя ко мне, он не вручил послание от правителя из числа гассанидов. А я знал грамоту. Оказалось, что там было написано следующее: “А затем, поистине, дошло до меня, что твой товарищ стал чуждаться тебя, однако Аллах не допустит, чтобы тобою пренебрегали или ущемляли твои права. Присоединяйся же к нам, и мы утешим тебя!” Прочитав это послание, я сказал себе: “И это тоже испытание!” Я подошёл к печи и разжёг в ней огонь этим посланием. Когда из пятидесяти дней прошло сорок, а Откровение по нашему делу всё не приходило, ко мне пришёл посланец от Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), который сказал: “Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) велит тебе не приближаться к твоей жене!” Я спросил: “Я должен развестись с ней, или мне надо поступить как-нибудь иначе?” Он сказал: “Нет, просто сторонись её и ни в коем случае не приближайся к ней!” Пророк (мир ему и благословение Аллаха) велел через своего посланца двум моим товарищам сделать то же самое. Тогда я сказал жене: “Отправляйся к своим родителям и оставайся у них, пока Аллах не вынесет Своё решение по этому делу”». Ка‘б сказал: «А потом к Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) пришла жена Хиляля ибн Умаййи, которая сказала ему: “О Посланник Аллаха, ведь Хиляль ибн Умайя — беспомощный старик, у которого нет слуги, так неужели же ты не хочешь, чтобы я прислуживала ему?” Он сказал: “Нет, ты можешь служить ему, но он ни в коем случае не должен приближаться к тебе!” Она сказала: “Клянусь Аллахом, он ни о чём и не помышляет, и, клянусь Аллахом, с тех пор, как это началось, и до сих пор он только и делает, что плачет!” После этого один из членов моей семьи посоветовал мне: “Обратился бы и ты к Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) с просьбой разрешить твоей жене прислуживать тебе, как разрешил он делать это жене Хиляля ибн Умаййи”. В ответ я сказал: “Клянусь Аллахом, не стану я обращаться к Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) с такой просьбой, ибо не знаю, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) скажет на это, ведь я ещё молод!” И я оставался в подобном положении ещё десять дней, то есть прошло уже пятьдесят дней с тех пор, как Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) запретил людям разговаривать с нами. А после того как на исходе пятидесятой ночи я совершил утреннюю молитву на крыше одного из наших домов и сидел там, пребывая в том состоянии, о котором упомянул Всевышний Аллах, и душа моя сжималась, а земля казалась тесной, несмотря на её обширность, я неожиданно услышал голос человека, забравшегося на гору Саль‘ и кричавшего оттуда во весь голос: “О Ка‘б ибн Малик, радуйся!” Услышав это, я склонился в земном поклоне, ибо понял, что пришло облегчение. И действительно, оказалось, что во время утренней молитвы Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) объявил людям о том, что Всевышний Аллах принял наше покаяние, а они поспешили донести до нас эту радостную весть. Кто-то из них направился к двум моим товарищам, а ко мне поскакал всадник и ещё один человек из племени Аслям, который взобрался на гору и голос которого оказался быстрее коня. Когда же тот человек, голос которого я услышал, сам пришёл ко мне с этой радостной вестью, я снял с себя обе свои одежды и надел их на него в знак благодарности за это. Клянусь Аллахом, ничего другого из одежды у меня в то время не было, и поэтому я одолжил две одежды, надел их и отправился к Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха). По пути люди встречали меня толпами, поздравляя меня с тем, что Аллах принял моё покаяние, и говоря мне: “Во благо тебе то, что Аллах принял твоё покаяние!” Войдя в мечеть, я увидел Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), сидевшего там в окружении людей. Что же касается Тальхи ибн ‘Убайдуллаха, то он вскочил со своего места, бросился ко мне и стал пожимать мне руки и поздравлять меня. Клянусь Аллахом, никто из мухаджиров, кроме него, не поднялся». И Каб никогда не забывал этого Тальхе. Ка‘б сказал: «А после того, как я поприветствовал Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), он сказал: “Радуйся лучшему из дней твоих с тех пор, как мать твоя родила тебя!” При этом лицо его сияло от радости». Ка‘б сказал: «Я спросил: “Это от тебя, о Посланник Аллаха, или же от Аллаха?” — на что он ответил: “Нет, это — от Аллаха!” Когда Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) что-нибудь радовало, лицо его озарялось и становилось подобным кусочку луны, о чём всем нам было известно. Сев перед ним, я сказал: “О Посланник Аллаха, в знак благодарности за то, что моё покаяние было принято, я хочу раздать всё своё имущество бедным ради Аллаха и Посланника Аллаха!” На это Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: “Оставь часть его себе, ибо это будет лучше для тебя”. Тогда я сказал: “Я оставлю за собой мою долю Хайбара”. И я сказал: “О Посланник Аллаха, поистине, Аллах спас меня только благодаря тому, что я говорил правду. И в знак благодарности за то, что моё покаяние было принято, я, всегда буду говорить только правду, несмотря ни на что!” И, клянусь Аллахом, с тех пор как я сказал это Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), я не слышал о том, чтобы Всевышний Аллах оказал кому-либо из мусульман такое же великое благодеяние, какое Он оказал мне. И с тех пор, как я сказал это Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), и до сего дня я ни разу не солгал намеренно. И, поистине, я надеюсь, что Всевышний Аллах упасёт меня от этого до конца моих дней! И Аллах ниспослал Своему Посланнику (мир ему и благословение Аллаха): “Аллах принял покаяния Пророка, мухаджиров и ансаров, которые последовали за ним в трудный час, после того, как сердца некоторых из них чуть было не уклонились в сторону. Он принял их покаяния, ибо Он — Сострадательный, Милосердный. Аллах простил троих, которым было отсрочено до тех пор, пока земля не стала тесной для них, несмотря на её просторы. Их души сжались, и они поняли, что им негде укрыться от Аллаха, кроме как у Него. Затем Он простил их, чтобы они могли раскаяться. Воистину, Аллах — Принимающий покаяния, Милосердный. О те, которые уверовали! Бойтесь Аллаха и будьте с правдивыми” (9:117–119). Каб сказал: «Клянусь Аллахом, после того как Аллах указал мне путь к исламу, наибольшим благодеянием, которое Он оказал мне, стало то, что я был правдив с Посланником Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и не солгал ему. А иначе я погиб бы, как погибли те, которые солгали, ведь, поистине, ниспослав Откровение, Всевышний Аллах сказал о лгавших наихудшее из того, что говорил Он о ком бы то ни было. Всевышний Аллах сказал: “Когда вы вернётесь к ним, они будут клясться Аллахом, чтобы вы отвернулись от них. Отвернитесь же от них, ибо они — нечисть. Их пристанищем будет Геенна. Таково воздаяние за то, они приобретали. Они станут вам клясться, чтобы вы остались довольны ими. Но даже если вы останетесь довольны ими, Аллах всё равно не будет доволен людьми нечестивыми” (9:95–96)». Ка‘б сказал: «Мы трое остались в отличие от тех, клятвы которых принял Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), когда они клялись ему, и для которых он просил прощения у Аллаха. Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) откладывал решение нашего дела до тех пор, пока решение не вынес Сам Всевышний Аллах, и Аллах сказал об этом: “Аллах простил троих, которым было отсрочено до тех пор, пока земля не стала тесной для них, несмотря на её просторы. Их души сжались, и они поняли, что им негде укрыться от Аллаха, кроме как у Него. Затем Он простил их, чтобы они могли раскаяться. Воистину, Аллах — Принимающий покаяния, Милосердный” (9:118). В этом аяте Аллах упомянул о том, что мы были оставлены, однако имеется в виду не то, что мы остались в Медине и не приняли участия в походе, а то, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) оставил нас, отложив решение нашего дела, в отличие от тех, кто клялся ему и оправдывался перед ним и чьи оправдания он принял». А в другой версии говорится, что Пророк (мир ему и благословение Аллаха) отправился в поход на Табук в четверг и он любил отправляться в путь в четверг. А в другой версии говорится, что из путешествия Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) возвращался не иначе как днём, поздним утром, а приехав, первым делом отправлялся в мечеть, совершал там молитву в два рак‘ата, а потом сидел там.
[Достоверный] - [Согласован Аль-Бухари и Муслимом]

Разъяснение

В этом хадисе рассказывается история о том, как Ка‘б ибн Малик (да будет доволен им Аллах) уклонился от участия в походе на Табук. Этот поход имел место в 9 году от хиджры, в очень жаркие дни, когда, к тому же, поспели плоды. И лицемеры, предпочитавшие этот мир миру вечному, уклонились от участия в этом походе, предпочтя участию в нём прохладную тень и свежие и сушёные финики и сочтя предстоящий путь слишком долгим и трудным. Об этом упомянул Всевышний Аллах в Коране и упоминается в этом хадисе. Что же касается искренних верующих, то они выступили вместе с Пророком (мир ему и благословение Аллаха), и ни дальность пути, ни созревшие финики не могли ослабить их решимость. А Ка‘б ибн Малик (да будет доволен им Аллах) уклонился от участия в этом походе без уважительной причины, хотя относился к числу искренних верующих. Поэтому сам он сказал о себе, что не пропустил ни одно из сражений Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и участвовал в каждом из них, сражаясь на пути Аллаха. За исключением битвы при Бадре, в которой не участвовал не только Ка‘б, но и многие другие, поскольку Пророк (мир ему и благословение Аллаха) тогда выступил из Медины не для сражения, а лишь для того, чтобы захватить гружёных верблюдов курайшитов, которые шли из Шама в Мекку мимо Медины. Поэтому с Пророком (мир ему и благословение Аллаха) тогда отправилось всего чуть больше трёхсот десяти человек. Затем он упомянул о том, как присягал Пророку (мир ему и благословение Аллаха) в ночь ‘Акабы в Мине до хиджры, когда они присягнули на верность исламу, и сказал: «Я не променял бы эту присягу на участие в битве при Бадре». Хотя эта битва получила большую известность, чем та присяга. Ка‘б был силён телом и состоятелен, и ко времени похода на Табук у него были две верблюдицы, хотя до этого у него никогда не было одновременно две готовые к походу верблюдицы. То есть он был готов к походу. А Пророк (мир ему и благословение Аллаха) обычно, собираясь предпринять военный поход, делал вид, что идёт не туда, куда собирался на самом деле, и это говорит о его мудрости и военном опыте, потому что если бы он не скрывал своей истинной цели, то враг узнал бы заранее и подготовился бы к войне. Нередко Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) отправлялся не в том направлении, куда он на самом деле собирался. Но с походом на Табук всё было иначе и Пророк (мир ему и благословение Аллаха) рассказал сподвижникам о своих намерениях всё как есть: что они идут к Табуку, что враг многочислен и путь предстоит далёкий, дабы люди хорошо подготовились. И мусульмане выступили вместе с Посланником Аллаха (мир ему и благословение Аллаха). В городе остались лицемеры и всего три человека из числа верующих: Ка‘б ибн Малик, Мурара ибн ар-Раби‘ и Хиляль ибн Умайя (да будет доволен Аллах ими всеми). В том, что они остались по воле Аллаха, заключался особый смысл, что же касается остальных, то они были лицемерами (да убережёт нас Аллах от подобного!). И Пророк (мир ему и благословение Аллаха) вместе со своими многочисленными сподвижниками отправился в сторону Табука и шёл, пока не добрался дотуда, однако Всевышний Аллах пожелал, чтобы в этот раз мусульмане не встретились с врагом. Они провели там двадцать дней, а потом покинули это место без войны. Ка‘б ибн Малик (да будет доволен им Аллах) рассказывает, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и другие мусульмане приготовились и покинули Медину. Он же медлил. Каждое утро он готовил свою верблюдицу, говоря себе: «Я их догоню». Но ничего не делал. Так прошли дни и в конце концов он упустил возможность присоединиться к участникам этого похода. Отправляясь на рынок, он содрогался в душе, поскольку в Медине не осталось никого из мухаджиров и ансаров. Там были только лицемеры и те, кто остался по уважительной причине. Ка‘б упрекал себя: мол, как же это в городе не осталось никого, кроме этих людей, и вот я нахожусь среди них. А Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) не упоминал о нём и не спрашивал о нём, пока не встал лагерем в Табуке. Там, сидя со своими сподвижниками, Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) спросил: «Где Ка‘б ибн Малик?» И один человек из бану Саляма нелестно отозвался о нём, но Му‘аз ибн Джабаль (да будет доволен им Аллах) защитил его. Пророк (мир ему и благословение Аллаха) промолчал, ничего не сказав ни тому человеку, ни Му‘азу. И в это время они увидели вдалеке человека в белых одеждах, и Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Пусть это будет Абу Хайсама аль-Ансари», имея в виду человека, который в своё время отдал в качестве милостыни са‘ фиников, когда Пророк (мир ему и благословение Аллаха) велел людям подавать милостыню и каждый подавал что мог. И если человек приносил большую милостыню, то лицемеры говорили: «Он делает это напоказ, и он подал такую большую милостыню не ради Аллаха!» А когда приходил бедняк со скромной милостыней, они говорили: «Аллаху не нужно это его са‘!» Ка‘б (да будет доволен им Аллах) рассказывает, что, услышав о возвращении Пророка (мир ему и благословение Аллаха) из похода, он стал думать о том, что скажет ему. Он хотел сказать нечто не совсем соответствующее истине, так чтобы Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) принял его оправдание, и он стал советоваться с мудрыми из числа своих родных. Но когда Пророк (мир ему и благословение Аллаха) вступил в город, все мысли о том, чтобы скрыть правду, тут же испарились. Ка‘б был решительно настроен рассказать Пророку (мир ему и благословение Аллаха) всё как есть. А Пророк (мир ему и благословение Аллаха) обычно по приезду первым делом совершал молитву в мечети. Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) зашёл в мечеть, помолился и сел, чтобы люди могли приходить к нему. И уклонившиеся от участия в походе без уважительной причины лицемеры стали приходить к нему и клясться, что у них была уважительная причина. И Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) принимал их присягу и просил у Аллаха прощения для них, однако им не могло принести это пользы (да убережёт нас Аллах от подобного!), потому что Всевышний Аллах сказал: «Будешь ли ты просить прощения для них или не будешь делать этого, Аллах всё равно не простит их, даже если ты попросишь для них прощения семьдесят раз» (9:80). Ка‘б рассказывает: «А потом к нему подошёл я, и, когда я поприветствовал его, он улыбнулся улыбкой человека, скрывающего свой гнев, и сказал: “Подойди”. Тогда я подошёл ближе, а он спросил: “Что заставило тебя остаться?” Я сказал: “О Посланник Аллаха, поистине, не было у меня никакого оправдания, и никогда прежде у меня не было целых две верблюдицы, которые можно использовать для похода. И если бы сидел я сейчас перед обычным правителем, приверженцем мирского, то, очевидно, смог бы избежать его гнева с помощью ложных оправданий, ибо я наделён красноречием, но, клянусь Аллахом, я понял, что если сегодня я солгу тебе, а ты удовлетворишься этим, то Аллах всё равно сделает так, что уже скоро ты разгневаешься на меня». То есть Ка‘б сказал ему правду и признался, что никакого оправдания, ни связанного с его здоровьем, ни связанного с его имуществом, у него не было, и раньше у него никогда не бывало двух готовых к походу верблюдиц, как в этот раз. И Пророк (мир ему и благословение Аллаха) подтвердил: «Он сказал правду». Это действительно повод для гордости, ведь сам Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) подтвердил его правдивость. И он велел Ка‘бу ждать решения Аллаха. Тот ушёл, покорившись велению Аллаха и веруя в Аллаха и в то, что если Аллах желает чего-то, то это непременно осуществляется, а если Он не желает чего-то, то этого никогда не будет. Его нагнали люди из числа его соплеменников бану Салима и стали убеждать его отказаться от своего признания: мол, раньше ты ничего скверного не делал и тебе будет достаточно, если Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) попросит у Аллаха прощения для тебя, как просил он его для тех, кто пришёл к нему, оправдываясь. И Ка‘б уже задумался о том, чтобы сделать это, но Аллах уберёг его и судил ему великое достоинство, увековеченное в Книге Аллаха. Он спросил своих соплеменников: «Сделал ли то же самое кто-то ещё, кроме меня?» И они ответили, что Хиляль ибн Умайя и Мурара ибн ар-Раби‘ сказали Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) то же самое, что и Ка‘б. Ка‘б сказал: «Они назвали мне имена двух праведных людей, принимавших участие в битве при Бадре и служивших для меня примером». И Пророк (мир ему и благословение Аллаха) велел людям не разговаривать с ними троими, и мусульмане так и поступили. И эти трое стали ходить по улицам растерянные, и земля, в которой они жили, показалась им чужой. Они приветствовали людей, но никто не отвечал им, а при встрече никто не приветствовал их. И даже Пророк (мир ему и благословение Аллаха), самый благонравный из людей не приветствовал их. Ка‘б рассказывает: «Я приходил и приветствовал Пророка (мир ему и благословение Аллаха) и не знал, пошевелил ли он губами в ответ на моё приветствие». Земля стала казаться им тесной и грудь их стеснилась, и они осознали, что некуда бежать от Аллаха, кроме как к Нему. Так прошло пятьдесят дней: люди не разговаривали с ними, не приветствовали их и не отвечали на их приветствие. Им было очень трудно, и они устремились к Аллаху всей душой. При этом Ка‘б регулярно совершал молитву вместе со всеми и приветствовал Пророка (мир ему и благословение Аллаха). И лишь потом он перестал приходить на коллективные молитвы, ощущая боль и стеснение: ему трудно было приходить к людям, с которыми он вместе молился, но которые при этом вообще не разговаривали с ним, не говоря ему ни благого слова, ни слова упрёка. Ка‘б сказал: «Что касается двух моих товарищей, то они сидели дома и плакали», потому что не могли этого вынести: ходить по рынкам и видеть, что люди не разговаривают с ними, не обращают на них внимания, не приветствуют их, не отвечают на их приветствие. Не в состоянии выносить это, они сидели дома и плакали. Ка‘б сказал: «Я же был самым сильным и молодым из них». И он совершал молитву вместе с остальными мусульманами и проходил по рынкам Медины, но никто не разговаривал с ним, потому что Пророк (мир ему и благословение Аллаха) велел мусульманам перестать общаться с этими троими, а сподвижники подчинялись Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) беспрекословно. Ка‘б сказал: «Я молился, а сам поглядывал на Пророка (мир ему и благословение Аллаха), и когда я был занят молитвой, он смотрел на меня, а когда я поворачивался, он отводил взгляд». Таким суровым был этот бойкот. Однажды, после того как я провёл уже много времени, сталкиваясь с подобной отчуждённостью со стороны людей, я вышел из дома и дошёл до ограды сада Абу Катады, которого я любил больше всех остальных людей. Забравшись на эту ограду, я обратился к нему с приветствием, но, клянусь Аллахом, он не ответил на моё приветствие». Это притом, что он был его двоюродным братом и они относились друг к другу с любовью! Он не стал отвечать на приветствие Ка‘ба, выполняя велении Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха). «Тогда я сказал ему: “О Абу Катада, заклинаю тебя Аллахом, скажи, известно ли тебе о том, что я люблю Аллаха и Его Посланника?” Он промолчал», и он дважды заклинал его, однако он хранил молчание. Конечно же, он знал, что Ка‘б ибн Малик любит Аллаха и Его Посланника… Ка‘б ещё раз повторил свои слова, и на этот раз Абу Катада сказал: “Аллаху и Его Посланнику известно лучше!» То есть он не стал разговаривать с Ка‘бом и не ответил ему ни «да», ни «нет». Ка‘б заплакал, а потом пошёл по рынку, и его нагнал христианин из Шама и спросил: «Кто укажет мне на Ка‘ба ибн Малика?» Он ответил: «Это я и есть». И он дал ему письмо, а Ка‘б принадлежал к числу немногих знавших грамоту в те времена. Он прочитал письмо, в котором говорилось: «Нам стало известно, что твой товарищ (Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха)) отдалил тебя от себя». Письмо было от правителя Гассана, который был неверующим. Он писал: мол, ты не заслуживаешь, чтобы тобою пренебрегали или ущемляли твои права, так присоединяйся же к нам, и мы утешим тебя! То есть поможем тебе имуществом и, быть может, также наделим властью. Прочитав это послание, Ка‘б, будучи верующим в Аллаха и его Посланника и любящим Аллаха и Его Посланника, сказал себе: «И это тоже испытание!» Он подошёл к печи и сжёг письмо. По прошествии сорока дней Откровение всё ещё не приходило, и Пророк (мир ему и благословение Аллаха) послал к этим троим гонца с велением отстраниться от жён. Ка‘б спросил: «Мне развестись с женой? Или что мне сделать?» Если бы Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) велел ему дать жене развод, он сделал бы это не задумываясь, покоряясь Аллаху и Его Посланнику (мир ему и благословение Аллаха). Но гонец лишь повторил, что он должен отдалиться от жены, и Ка‘б велел жене идти к своим родным и оставаться у них до тех пор, пока всё не разрешится, что она и сделала. А жена Хиляля ибн Умаййи пришла к Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и сказала, что Хиляль нуждается в том, кто прислуживал бы ему, потому что у него нет слуги. И Пророк (мир ему и благословение Аллаха) разрешил ей прислуживать мужу при условии, что тот не станет вступать с ней близость. Она же сказала: «Клянусь Аллахом, он об этом и не помышляет», то есть не помышляет о близости с женщинами, а только плачет с тех пор, как Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) велел мусульманам объявить им бойкот. После этого один из членов моей семьи посоветовал мне: “Обратился бы и ты к Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) с просьбой разрешить твоей жене прислуживать тебе, как разрешил он делать это жене Хиляля ибн Умаййи”. В ответ я сказал: “Клянусь Аллахом, не стану я обращаться к Посланнику Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) с такой просьбой, ибо не знаю, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) скажет на это, ведь я ещё молод!” И я оставался в подобном положении ещё десять дней, то есть прошло уже пятьдесят дней с тех пор, как Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) запретил людям разговаривать с нами». Ка‘б сказал: «Однажды я совершил утреннюю молитву на крыше одного из наших домов, я неожиданно услышал голос человека, забравшегося на гору Саль‘ (это известная гора в Медине) и кричавшего оттуда во весь голос: “О Ка‘б ибн Малик, радуйся!” Услышав это, я склонился в земном поклоне, ибо понял, что пришло облегчение». Всадник отправился от мечети к дому Ка‘ба с благой вестью, а другие поспешили сообщить благую весть о том, что Аллах простил их, Хилялю ибн Умайе и Мураре ибн ар-Раби‘. К нему прибежал один человек, а другой прискакал на коне, и пеший успел сообщить ему радостную весть первым, потому что голос быстрее коня. Ка‘б рассказывает: «И я подарил ему свою одежду — изар и плащ, а другой у меня тогда не было». То есть он одолжил одежду у кого-то из родственников или соседей и надел её, а свою подарил тому, кто сообщил ему радостную весть. Затем он спустился и поспешил в мечеть. Оказалось, что после утренней молитвы Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сообщил людям благую весть о том, что Аллах простил этих троих. Ка‘б сказал: «И люди встречали меня толпами и поздравляли меня с тем, что Аллах простил меня, пока я не вошёл в мечеть. Войдя в мечеть, я увидел Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), сидевшего там в окружении людей. Что же касается Тальхи ибн ‘Убайдуллаха, то он вскочил со своего места, бросился ко мне и стал пожимать мне руки и поздравлять меня с тем, что Аллах простил меня». Он сказал: «Клянусь Аллахом, никто из мухаджиров не поднялся, кроме Тальхи». И Ка‘б никогда не забывал этого Тальхе. Представ перед Пророком (мир ему и благословение Аллаха), Ка‘б увидел, что лицо его сияет. Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) радовался, что Аллах простил этих троих, которые были правдивы пред Аллахом и Его Посланником и прошли через суровое испытание: люди не общались с ними пятьдесят дней, а десять последних дней по велению Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) они отдалились даже от своих жён. Затем Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Радуйся лучшему из дней твоих с тех пор, как мать твоя родила тебя!» Ка‘б сказал: «Я спросил: “Это от тебя, о Посланник Аллаха, или же от Аллаха?” — на что он ответил: “Нет, это — от Всемогущего и Великого Аллаха!”» А от Аллах это ещё достойнее, лучше и значимее. Ка‘б сказал, что как часть своего покаяния он отдаст в качестве милостыни всё своё имущество, но Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Оставь часть его себе, ибо это будет лучше для тебя». Он сказал: «Я оставлю за собой мою долю Хайбара». И в знак благодарности за то, что его покаяние было принято, он обещал, что всегда будет говорить только правду, несмотря ни на что, после того, как Аллах спас его благодаря правдивости, и Ка‘б сдержал своё обещание. Он никогда не лгал с тех пор, как Аллах простил его, и его правдивость ставили в пример другим. Аллах ниспослал о Ка‘бе и двух его товарищах следующие аяты: «Аллах принял покаяния Пророка, мухаджиров и ансаров, которые последовали за ним в трудный час, после того, как сердца некоторых из них чуть было не уклонились в сторону. Он принял их покаяния, ибо Он — Сострадательный, Милосердный. Аллах простил троих, которым было отсрочено до тех пор, пока земля не стала тесной для них, несмотря на её просторы. Их души сжались, и они поняли, что им негде укрыться от Аллаха, кроме как у Него. Затем Он простил их, чтобы они могли раскаяться. Воистину, Аллах — Принимающий покаяния, Милосердный. О те, которые уверовали! Бойтесь Аллаха и будьте с правдивыми» (9:117-119). Ка‘б сказал: «Клянусь Аллахом, после того как Аллах указал мне путь к исламу, наибольшим благодеянием, которое Он оказал мне, стало то, что я был правдив с Посланником Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) и не солгал ему. А иначе я погиб бы, как погибли те, которые солгали, ведь, поистине, ниспослав Откровение, Всевышний Аллах сказал о лгавших наихудшее из того, что говорил Он о ком бы то ни было. Всевышний Аллах сказал: “Когда вы вернётесь к ним, они будут клясться Аллахом, чтобы вы отвернулись от них. Отвернитесь же от них, ибо они — нечисть. Их пристанищем будет Геенна. Таково воздаяние за то, они приобретали. Они станут вам клясться, чтобы вы остались довольны ими. Но даже если вы останетесь довольны ими, Аллах всё равно не будет доволен людьми нечестивыми» (9:96) Ка‘б сказал: «Мы трое остались в отличие от тех, клятвы которых принял Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха), когда они клялись ему, и для которых он просил прощения у Аллаха. Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) откладывал решение нашего дела до тех пор, пока решение не вынес Сам Всевышний Аллах, и Аллах сказал об этом: “Аллах простил троих, которым было отсрочено…» В этом аяте Аллах упомянул о том, что мы были оставлены, однако имеется в виду не то, что мы остались в Медине и не приняли участия в походе, а то, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) оставил нас, отложив решение нашего дела, в отличие от тех, кто клялся ему и оправдывался перед ним и чьи оправдания он принял». Ка‘б упомянул также, что Пророк (мир ему и благословение Аллаха) выступил в поход из Медины в четверг, а он любил отправляться в путь в четверг. И он упомянул, что Пророк (мир ему и благословение Аллаха) вернулся в Медину утром, вошёл в мечеть, совершил там два рак‘ата, и это была его сунна: возвращаясь в свой город, он прежде всего заходил в мечеть.

Перевод: Английский Французский Испанский Боснийский Китайский Персидский Индийский
Показать переводы