عن حنظلة بن حِذْيَم، أن جدَّه حَنِيفَة قال لحِذْيَم: اجمع لي بنيَّ، فإني أريد أن أُوصِي، فجَمَعهم، فقال: إنَّ أوَّل ما أوصي أنَّ ليَتِيمي هذا الذي في حَجْري مائة من الإبل، التي كنا نُسمِّيها في الجاهلية: المُطَيِّبة، فقال حِذْيَم: يا أبَتِ، إني سمعت بَنِيك يقولون: إنما نُقِرُّ بهذا عند أَبِينا، فإذا مات رجَعْنا فيه، قال: فبَيْني وبيْنكم رسول الله -صلى الله عليه وسلم-، فقال حِذيم: رَضِينا، فارْتَفَعَ حذيم، وحنيفة، وحنْظَلَة معهم غُلام، وهو رَدِيف لحذيم، فلما أتوا النبي -صلى الله عليه وسلم-، سلَّموا عليه، فقال النبي -صلى الله عليه وسلم-: «ما رَفَعَك يا أبا حذيم؟» قال: هذا، وضرَب بيده على فَخِذ حذيم، فقال: إني خَشِيتُ أن يَفْجَأَني الكِبَر، أو الموْت، فأردتُ أن أوصي، وإني قلتُ: إن أوَّل ما أوصي أن ليتيمي هذا الذي في حَجْري مائة من الإبل، كنا نُسَمِّيها في الجاهلية: المُطَيِّبة، فغَضِب رسول الله -صلى الله عليه وسلم-، حتى رأَيْنا الغضب في وجهه، وكان قاعدًا فجَثَا على ركبتيه، وقال: «لا، لا، لا الصدقة خمس، وإلا فعشر، وإلا فخمس عشرة، وإلا فعشرون، وإلا فخمس وعشرون، وإلا فثلاثون، وإلا فخمس وثلاثون، فإن كَثُرت فأربعون» ، قال: فودَّعوه ومع اليتيم عصا، وهو يَضْرب جملا، فقال النبي -صلى الله عليه وسلم-: «عَظُمَت هذه هراوة يتيم» ، قال حنظلة: فَدَنا بي إلى النبي -صلى الله عليه وسلم-، فقال: إنَّ لي بَنِين ذوي لِحى، ودون ذلك، وإنَّ ذا أصغرُهم، فادع الله له، فَمَسَح رأسه، وقال: «بارك الله فيك» ، أو «بورك فيه» ، قال ذَيَّالٌ: فلقد رأيتُ حنظلة، يؤتى بالإنسان الوارِم وجهه، أو بالبهيمة الوارِمة الضَّرع، فيَتْفُل على يديه، ويقول: بسم الله، ويضع يده على رأسه، ويقول على موْضِع كف رسول الله -صلى الله عليه وسلم-، فَيَمْسحه عليه، وقال ذيال: فَيَذْهب الوَرَم.
[صحيح.] - [رواه أحمد.]
المزيــد ...

Ханзаля ибн Хизьям передал, что его дед Ханифа как-то раз сказал своему сыну Хизьяму: "Собери ко мне всех сыновей, ибо я хочу оставить завещание!" Когда он собрал их, Ханифа сказал: "Прежде всего, я хочу завещать, чтобы этому сироте, который у меня на попечении, досталось сто верблюдов, которых во времена доисламского невежества мы называли "аль-мутайяба" (отборные)". Хизьям сказал: "О батюшка! Я слышал, как твои сыновья говорят: "Мы подтверждаем это при отце, но когда он умрёт, мы откажемся от этого". Тогда Ханифа сказал: "Пусть нас рассудит Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует!" Хизьям сказал: "Мы согласны". Тогда со своих мест поднялись Хизьям и Ханифа. А Ханзалю, который был маленьким мальчиком, Хизьям посадил позади себя. Когда они пришли к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, то поприветствовали его словами мира. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, спросил: "Кто заставил тебя подняться, о Абу Хизьям?" Он ответил: "Вот этот!" и ударил рукой по бедру Хизьяма. После чего он продолжил: "Я опасаюсь, что ко мне неожиданно придёт старость или смерть, и поэтому хотел оставить завещание. Я сказал: "Прежде всего, я хочу завещать, чтобы этому сироте, который у меня на попечении, досталось сто верблюдов, которых во времена доисламского невежества мы называли "аль-мутайяба" (отборные)". Услышав это, Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, разгневался, так что мы даже заметили следы гнева на его лице, вскочил с места, где он сидел, на колени и воскликнул: "Нет! Нет! Нет! Милостыня - это одна пятая часть, либо одна десятая часть, либо одна пятнадцатая часть, либо одна двадцатая часть, либо одна двадцать пятая часть, либо одна тридцатая часть, либо одна тридцать пятая часть, а если и этого много, то одна сороковая часть!" Они стали прощаться с ним, а у сироты была палка. Он стал бить ею верблюда, на что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: "Это увеличило дубинку сироты". Ханзаля сказал: "Меня подвели к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и (дед) сказал: "У меня есть сыновья, у некоторых из них уже есть бороды, а у некоторых ещё нет. Вот этот самый младший из них, так обратись же за него с мольбой к Аллаху!" Тогда Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, погладил голову Ханзалы и произнёс: "Барака-Ллаху фика" (либо же: "Бурикя-Ллаху фика", "Да ниспошлёт Аллах тебе благодать!"). Заййаль сказал: "И я видел Ханзалю. Когда к нему приводили человека с опухолью на лице либо скотину со вздутым выменем, он поплёвывал на свою руку, произносил: "Бисми-Ллях", возлагал руку на ту часть головы, которую погладил Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, после чего проводил рукой по больному месту. И опухоль исчезала".
Достоверный. - Передал Ахмад

Разъяснение

Ханзаля ибн Хизьям ибн Ханифа рассказывает, что его дед однажды приказал своему сыну Хизьяму собрать у него всех детей, поскольку он хотел оставить им завещание до своей смерти. Когда они собрались, он сообщил им, что первое его завещание состоит в том, чтобы сироте, который находился на его попечении, было выделено сто верблюдов. Во времена доисламского невежества этих верблюдов называли "аль-мутайяба" (отборные). Хизьям сказал своему отцу, что он слышал, как его дети говорят: "Мы подтверждаем это при отце, но когда он умрёт, мы откажемся от этого и ничего не дадим сироте". Тогда Ханифа сказал: "Пусть нас рассудит в этом деле Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует!" Хизьям сказал: "Мы согласимся с решением Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует". После этого Хизьям, Ханифа и Ханзаля ибн Хизьям, который был маленьким мальчиком и везде следовал за своим отцом Хизьямом, пошли к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует. Придя к нему, они поприветствовали его словами мира. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, спросил Ханифу: "Кто заставил тебя прийти, о Абу Хизьям?" Он ответил: "Вот этот!" и показал на Хизьяма. Далее он сказал: "Я опасаюсь, что умру, и поэтому хотел оставить завещание. Я сказал: "Прежде всего, я хочу завещать, чтобы этому сироте, который у меня на попечении, досталось сто верблюдов, которых во времена доисламского невежества мы называли "аль-мутайяба" (отборные)". Услышав это, Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, разгневался, так что люди даже заметили следы гнева на его лице. До этого он сидел, но затем вскочил на колени и воскликнул: "Нет! Милостыня - это одна пятая часть верблюдов, либо одна десятая часть, либо одна пятнадцатая часть, либо одна двадцатая часть, либо одна двадцать пятая часть, либо одна тридцатая часть, либо одна тридцать пятая часть, а если и этого много, то одна сороковая часть!" Он имел в виду, что дозволено завещать перечисленные доли, если это не превышает треть имущества. Когда они стали прощаться, находившийся с ними сирота стал бить палкой верблюда. Тогда Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: "Это увеличило дубинку сироты". То есть, это увеличило личность и тело сироты. Как будто бы, увидев величину тела сироты, Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, отстранился от того, чтобы про него говорили “сирота”, ибо сиротами называют несовершеннолетних детей. Ханзаля сказал: "Мой дед подвел меня к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и сказал: "У меня есть взрослые сыновья, у которых уже есть бороды, и малолетние сыновья. Вот этот самый младший из них, так обратись же за него с мольбой к Аллаху!" Тогда Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, погладил голову Ханзалы и произнёс: "Барака-Ллаху фика" ("Да ниспошлёт Аллах тебе благодать!"). Заййаль, один из передатчиков хадиса, сказал: "И я видел Ханзалю. Когда к нему приводили человека с опухолью на лице либо скотину со вздутым выменем, он поплёвывал на свои руки, произносил: "Бисми-Ллях", возлагал руку на ту часть головы, которую погладил Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, после чего проводил рукой по больному месту. И опухоль исчезала".

Перевод: Английский Французский Боснийский Китайский Персидский Индийский Хауса
Показать переводы
Donate